понедельник, 8 января 2007 г.

Детский ХРАМ


Единый Мир
22 июня 2006


Альберт Сулейманов: дорога к храму

Этого удивительно доброжелательного, умного и авторитетного человека в Архангельске знают, ценят и уважают представители многих поколений горожан, ведь у тех, кто начинал заниматься у него в спортивных секциях в раннем возрасте, сейчас уже свои взрослые дети.

Выросший в детском доме в городе Грозном, Альберт Сулейманов смог сохранить и пронести через всю жизнь ощущение гармонии и красоты, которое он - педагог, тренер, музыкант и художник - дарил и прививал своим воспитанникам.

Очевидно, он был неудобен тем, кто всю жизнь, вместо того чтобы заниматься реальными делами, прикрывался справками и инструкциями. Поэтому, к огромному сожалению его друзей и бывших учеников, в настоящее время Альберт Борисович не занимается больше воспитанием подростков. Сейчас у него другая жизнь, в которой он смог найти достойное место.

Тем не менее благодаря энергии и энтузиазму Сулейманова в Соломбале появилось уникальное здание, которое, несмотря на многократные смены собственников, в народе называется так, как и нарек его Альберт Борисович - детский храм:

- В 80-м году руководство "Красной кузницы" выделило для работы с подростками заброшенный детский садик в Кемском поселке. Естественно, что все пришлось делать нам самим - убирать хлам и мусор, ремонтировать, красить. Именно тогда у нас возникла идея самоуправления, при котором мы делали все сами вместе с ребятами, а самая "грязная" работа (в прямом смысле этого слова) считалась самой лучшей, потому что была самой ответственной.

Безусловно, без помощи добросердечных и отзывчивых людей мы не смогли бы существовать и развиваться, особенно в маленьком помещении.

Однажды мы узнали, что старую и ненужную заводскую кочегарку хотят использовать под склад строительных материалов. Но сказали нам об этом достаточно поздно, во второй половине дня, а на следующее утро это очень подходящее для нас помещение уже должно было стать складом. Всего через полчаса в кочегарке было человек 60 пацанов, мы всю ночь "пахали", убирая ненужные котлы, арматуру и прочее оборудование. За одну ночь мы все вынесли, вычистили, вымыли все помещения, и к моменту приезда первой партии груза от прежней разрухи не осталось и следов. Слава богу, что за рулем грузовика оказался тоже родитель, имеющий детей- подростков. Он не особенно и сопротивлялся, когда ребята его не пустили:

В результате это помещение так и осталось за нами. Мы сделали хороший проект, красивый ремонт, и уже через некоторое время оно больше напоминало музей, а не тепловой узел.

Храм вместо ангара

Однако больше всего нам повезло с соседями: рядом началось строительство первого дома МЖК "Соломбала". "Эмжэковцы" просто фонтанировали идеями, которые нужно было воплощать в жизнь. Как-то раз, а было это в 1989 году, находясь в одной из командировок по линии социально-педагогических программ МЖК, я увидел очень похожую в архитектурном плане ситуацию - новостройки, небольшая речка, похожая на нашу Соломбалку, а в середине микрорайона стоит церковь. Сначала мне стало жаль, что новые дома вскоре заслонят церковь, но потом я подумал, что ведь именно эта церковь станет центром притяжения и настоящим украшением этого микросоциума. С идеей воплотить подобное у себя дома я и вернулся в Архангельск.

Нужно заметить, что к тому времени у нас был проект другого сооружения, больше напоминавшего ангар, и даже были выделены на его строительство какие-то деньги. Но я был убежден в том, что строить в МЖК "Соломбала" нужно именно храм.

Коллеги из петрозаводского МЖК, когда я рассказал им о своих планах и спросил, нет ли у них подходящего проектного института, сказали, что это практически невозможно - предыдущие 70 лет церкви только взрывали, а построено не было ни одной.

Тем не менее проект был создан в соответствии со всеми канонами церковного строительства, включая и звонницу. Конечно, для того, чтобы облегчить согласование проекта, мы назвали его "детским храмом", и это нам очень помогло.

Как помогла и смекалка и находчивость тех людей, которые были рядом со мной и которым идея детского храма оказалась столь же близка.

Смелость города берет!

Для того чтобы собрать необходимые для строительства средства (нужно было более 280 000 рублей, а получал я в то время ставку восемьдесят), мой помощник Алексей Грибов попросил месяц. Все это время он с видеокамерой ползал по подвалам, ездил по приютам и колониям, снимая без прикрас часовой документальный фильм о никому не нужных и брошенных детях, употребляющих клей и алкоголь. Приглашенные "на премьеру" директора крупных соломбальских предприятий уже через 20 минут согласились обсуждать размеры своих вкладов в общий проект.

Однако только денег было мало: тотальный дефицит строительных материалов, как известно, был верным спутником плановой экономики. Благодаря Тамаре Михайловне Гудиме, секретарю по идеологии обкома КПСС, мы получили новую сантехнику и паркет, которые предназначались для высшего руководства.

Тому же Грибову пришла на ум блестящая идея - через ЦК ВЛКСМ отправить двух "эмиссаров" по ведущим предприятиям. С этими обязанностями прекрасно справились два наших школьника, которые за сорок два дня проехали по многим городам СССР и посетили руководство ведущих промышленных предприятий. Причем по утрам они ходили на уроки в тех городах, где им приходилось бывать, а во второй половине дня занимались важнейшей для нас работой. Здорово помогли нам и представители Министерства обороны, в частности, генерал Колтунов, который приезжал на стройку несколько раз в неделю.

Непосредственно профессиональными строителями были всего четверо родителей, остальную работу выполняли пацаны. Поскольку работали допоздна, обедать и ужинать приходилось прямо на стройке. Работы продолжались полтора года. Потом у нас не стало денег: в стране начались процессы приватизации и акционирования предприятий и сопутствующая им неразбериха. И так как здание детского храма было уже практически готово, нам пришлось проводить "торжественное открытие", чтобы уже начать заниматься собственно воспитательной работой и получить хоть какое-то бюджетное финансирование.

Уже в самом конце стройки, когда мы привезли из Онежского района старинный колокол, на нас "набросилась" СЭС - по их мнению, звон колокола мог бы "плохо влиять" на самочувствие хронических больных. Несколько раз они даже приезжали измерять уровень децибеллов. Они не понимали, что колокол-то нужен был нам (как в повестях Гайдара), чтобы оперативно собирать ребят при необходимости, ведь мобильных телефонов в то время не было и в помине. Пришлось застеклить звонницу, и только тогда все необоснованные претензии к нам были сняты.

И еще более трудное мирное время:

Так в городе появился детский храм, который, несмотря на все умиления городских властей, никто не хотел брать на баланс. Созданный совет учредителей из представителей "Кузницы", СМП, авиаторов, СМЗ, облуно просуществовал недолго - сказывались финансовые проблемы у каждого из этих предприятий.

Единственным выходом на то время было уйти под юрисдикцию городского управления образования, работавшего по инструкциям Совета народных комиссаров от тридцать шестого года:

С каждым годом работать, а не отчитываться и составлять инструкции, становилось все труднее и труднее. Те программы, которые были продуманы и разработаны в храме, оказались никому не нужны в Архангельске, зато востребованы и успешно работают в других городах. Например, программа "Город под названием "Детство" во многом реализована в Северодвинске при создании молодежного парламента.

Еще одним крайне болезненным для меня лично моментом стало изменение отношения ко мне со стороны некоторых бывших коллег и знакомых после начала войны в Чечне: Доходило до смешного, когда с проверкой паспортного режима ко мне домой приходили по три человека, два из которых были моими учениками. Не поднимая глаз, они вынуждены были оправдываться, что лишь исполняют чью-то инструкцию. Все знали, что я чеченец, но в этот момент я впервые почувствовал, что для государственных структур я стал чужим:

Для меня совершенно очевидно, что все, что я умею в жизни, дал мне Архангельск - я приехал сюда в 1974 году, в возрасте двадцати трех лет, и прожил здесь лучшие годы своей жизни. Благодаря тому, что я встретил в этом городе много хороших людей, он стал моей второй родиной, а наш детский храм по праву считался одним из лучших в стране.

Но я никогда не мог и не буду работать по "типовому уставу". "Планка" в любом виде деятельности должна быть такой, чтобы ее не было видно, так как если ты видишь уровень, ты никогда не сможешь добиться настоящей высоты!

1 комментарий:

Анонимный комментирует...

Это аервое здание в Архангельске, крытое медной крышой!!!